Первое интервью Земфиры за 8 лет: о гламуре, политике, протесте и создании песен

Земфира впервые за много лет согласилась на интервью. Исполнительница и автор песен поговорила с телеведущим Владимиром Познером и рассказала о своем творчестве, отношении к политике, гламуре и о многом другом.

В начале ведущий напомнил Земфире ее старые цитаты о том, как она не любит давать интервью и появляться на ТВ, и что ей просто нравится заниматься свои делом: писать и исполнять песни. На что звезда ответила, что с тех пор ничего не изменилось: ей по-прежнему по душе музыка, а не ТВ-шоу. Однако на беседу она согласилась, так как скоро отправляется в тур.

В связи с этим я решила поздороваться со слушателями, сказать «Hello!»,

 — объясняет звезда.


Земфира

Владимир Познер поинтересовался, считает ли Земфира себя гламурной персоной. Примерами «гламура» Познер назвал Людмилу Гурченко и Ренату Литвинову. Певица ответила следующее:

Конечно же, это не обо мне. Я — нечто противоположное определению «гламур». Потому что я не формалист. А термин «гламур» предполагает идеальную форму.


Земфира

Познер также попросил певицу прокомментировать ее реплику о том, что она считает себя звездой.

С детства мне казалось, что во мне есть что-то большее, чем в моих сверстниках. В подростковом возрасте это ощущение пропало, но когда я занялась музыкальной карьерой, то снова поняла, что я лучше. Такой сухой анализ. Я вкладываю в это слово значение чуть большей одаренности.

— объяснила Земфира.

На вопрос о жанровых предпочтениях она ответила:

Сейчас уже стили очень смешались. В современной музыке чистых жанров не осталось. Конечно, я люблю рок — музыку, исполненную живьем, эмоционально и динамично.

Познер отметил, что истинный рок не предусматривает миллионные гонорары, ведь тогда в нем исчезает протест и появляется коммерция.

Я чувствую в себе протест. При этом я — успешна и небедна. Но я не конформист. Я независима, я сражаюсь за свою независимость,

 — прокомментировала Земфира.


Земфира

Ведущий добавил, что протестующий музыкант не ездит на Bentley.

Не согласна с этим. У меня нет Bentley, машина чуть хуже, но во мне есть протест. Не вижу противоречия,

 — сказала Земфира.

Исполнительница прокомментировала и политическую ситуацию. Земфира призналась, что в последний год интересуется политикой.

У меня нет потребности приближаться к власти. Я опасаюсь этого. Политики — опасные люди. Очень скользкая профессия. Я стараюсь держаться на расстоянии, а у власти нет потребности использовать меня, и мне это на руку.

Певица рассказала о творческом процессе и о том, как пишет песни строчка за строчкой:

Она (строчка — прим.ред.) может быть одна, а может быть и четыре. Лучшие песни — это песни, которые человек написал быстро, за пять минут. Я не считаю себя поэтом — не оцениваю свои тексты как поэзию — пишу тексты песен.

Звезда также добавила:

Музыкой я могу заниматься как хобби. Что-то наигрывать, записывать, настукивать. А написание текста — это труд. Сложно судить, искусство ли то, чем я занимаюсь. Но, как минимум, это очень правдиво по отношению к профессии.


Земфира

Звезда также ответила, что не стремится корректировать свое творчество под современные форматы. Музыку она пишет для себя и так, чтобы ей нравилось.

Ведущий и звезда также обсудили учебу Земфиры на философском факультете МГУ:

На философском факультете МГУ я проучилась, стыдно сказать, первый семестр. Потому что стала много писать, написала альбом и поехала в тур. Если у тебя есть новая песня, то нужно ехать и играть. Обратно в вуз не вернулась, потому что испытала разочарование. У меня была потребность слушать умных людей. Поступила сама, без «волосатой лапы» — зубрила билеты. На экзаменах меня посадили в отдельную аудиторию месте с инвалидами, чтобы не создавать ажиотаж вокруг меня.

Во время учебы двое преподавателей мне очень понравились, а восемь — не понравились вообще. Я испытывала давление: мне тогда было 28 лет, однокурсникам — 17.  Это было не то, зачем я шла. Но не жалею — это был месяц стресса, что тоже опыт. Успела даже поиграть за баскетбольную команду своего курса.

Не забыла Земфира и отметить своих кумиров:

Пол Маккартни — гений! Том Йорк из группы Radiohead — тоже. Да, я могу поставить их в один ряд с Шостаковичем, Бетховеном или Прокофьевым.Ведущий спросил у Земфиры, думает ли она, что ее запомнят после ухода со сцены:

Нет, не думаю,

— самокритично ответила исполнительница.

А первой интервью Земфиры поделилась блогер Akulina.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*